Моя корзина корзина пуста
Вход
e-mail: 
пароль:   
  регистрация
Архив заказов
письмо
 
О НАШИХ ТОВАРАХ
[список статей]

СИРИН и АЛКОНОСТ

«Две верных подруги – Любовь и Разлука –
не ходят одна без другой».

Булат Шалвович Окуджава

Традиционными славянскими символами радости и печали считались две райские птицы: Сирин и Алконост. Происхождение их приписывалось разыгравшейся народной фантазии, но корни появления этих персонажей в русской культуре куда более глубокие.

В славянской культуре в начале и в конце зимних святок, накануне Рождества и Богоявления совершались Русалии – празднества в честь вил-русалок, изображавшихся в виде сирен, красивых крылатых птице-дев, божеств орошения полей дождями или утренним туманом. Роса – не только капли охлаждённого тумана на земле и растениях, но и сам туман. Известна поговорка: «Пока солнце взойдёт – роса очи выест». Представления о русалках традиционно были связаны не с девами, утаскивающими заблудившихся путников на дно рек и озёр, а именно с богинями утренней влаги, очень важной для созревающих посевов. Русалии обрамляли годичные заклинания природы и судьбы молениями о воде, обязательном условии будущего урожая.

Главным праздником в честь русалок была русальная неделя, приходившаяся, как показывает земледельческий календарь IV в. н.э., на 19-24 июня и завершавшаяся праздником Купалы.

Среди русских украшений XI-XIII вв. ярко выделяются широкие серебряные браслеты-обручи, служившие для закрепления длинных рукавов женских рубах. Во время языческих ритуальных игрищ женщины перед танцем снимали браслеты и плясали «спустя рукава», как бы превращаясь в русалок, размахивающих крыльями-рукавами. Это был танец плодородия, описание которого сохранилось в сказке о Царевне-лягушке.

«После того сели за стол и стали кушать, то лягушка, что не допьёт, то за рукав льёт, что не доест, то кости за другой клала. Потом как встали из-за стола, то заиграла преогромная музыка, и лягушка пошла танцевать; и как одним рукавом махнула, то вдруг сделалось на аршин высоты в той зале, потом как махнула другим рукавом, то поплыли по воде гуси и лебеди, что видя все не могли надивиться её хитрости. И как она оттанцевала, то всё оное и пропало».

На упомянутых браслетах очень часто изображались гусляры, маски, чаши со священным напитком, танцующие с распущенными рукавами девушки, птице-девы и приношения крылатому псу, хранителю семян и посевов Симарглу-Переплуту, чей культ был тесно связан с Русалиями. Сам Симаргл изображался как крылатая собака или грифон и отождествлял «вооружённое добро» славян, это был бог защиты Древа Жизни («древа всех семян») и Макоши («матери урожая»), близкий иранскомуСэнмурву или Симургу (Царю птиц). Потому и русалочья функция прежде всего защитная, воинственная. Опасность русалок связана с их силой, способностью противостоять человеку, поступающему не по языческим правилам.

Живущие по берегам сирены-вилы с XVII в. стали именоваться русалками или же водными девами, а с XIX в. – берегинями, происходящими от слов «берег» и «беречь», защитницами людей от злых упырей. Тогда же крылатые девы, связанные с поклонением воде, приобрели вид рыбохвостых женщин, визуально более близких их стихии, чем сирины. В резьбе деревянных фасадов домов Поволжья встречаются изображения крылатой девы с рыбьим хвостом.

В православных бестиариях о «сиринах» говорится, что это полулюди-полуптицы, обоеполые, поющие настолько сладкие песни, что слышавший их теряет рассудок, идёт на голос, не замечая пути, падает в воду и умирает. По другой версии: забывает жизнь свою, уходит в пустыню и, заблудившись, умирает. Сирины или вилы – духи водяных источников, умеющие летать. Впоследствии это племя в русском лубке превращается в одну единственную птицу:

«Птица райская Сирин,
глас её в пении весьма силен;
на востоке в раю пребывает,
непрестанно песни воспевает,
православным будущую радость возвещает,
которую Бог святым своим обещает.
Временами вылетает и на землю к нам,
сладкогласо поёт, яко же и там;
всяк человек во плоти живя,
не может слышат пения ея:
как услышит, так себя забывает
и, слушая пение, умирает».

В легендах Западной Европы птица Сирин считается воплощением несчастной души. Имя её легко соотнести с греческими «сиренами», легенды о которых могли быть привезены в Древнюю Русь торговым людом, ходившим по рекам от самой Византии и Греции.

Сирены – хищные красавицы с головой и телом прекрасной женщины и с когтистыми птичьими лапами. Они дочери владыки пресных вод Ахелоя и одной из муз (Мельпомены или Терпсихоры). От отца они унаследовали дикий и злобный нрав, а от матери – божественный голос. Своим волшебным пением сирены заманивали на свой остров мореходов – те разбивали корабли о прибрежные рифы, а сами гибли в водоворотах или в когтях искусительниц. Сирен в древности часто изображали на надгробных памятниках и называли Музами Загробного мира.

Так диалог различных культур превратил свиту Бога-хранителя Симаргла в опасных искусительниц, а его самого в «неведомую зверушку».

Совершенно другой источник происхождения имеет
АЛКОНОСТ:

В русском лубке изображение Алконоста сопровождает подпись, где в отличие от Сирина подчёркивается свойство Алконоста «не ведать о том, что она творит»:

«Алконост близ рая пребывает,
Иногда и на Евфрате реке бывает.
Когда в пении глас испущает,
Тогда и самое себя не ощущает.
А кто вблизи тогда будет,
Тот всё в мире забудет:
Тогда ум от него отходит
И душа из тела выходит.
Эти песни святых утешают
И будущую им радость возвещают».

В православной традиции об Алконосте сообщается, что это птица, которая выкладывает свои яйца в морскую глубину посреди зимы, а «яйца эти ПРАЗДНЫ – не портятся и наверх всплывают», как только приходит срок. Алконост не сводит взгляда с поверхности воды и ждёт всплытия, потому очень трудно выкрасть яйцо Алконоста. Если это удаётся, то такое яйцо люди вешают под паникадилом в церкви, что является символом целостности и единения всего приходящего в неё народа.

Птица Алконост – пример Божьего Милосердия и божественного промысла, потому в те семь дней, когда Алконост своих деток высматривает, море спокойно. Корабелы эти дни ценят и называют Алконостскими или Алкионовыми.

Последнее наименование позволяет соотнести происхождение Алконоста с греческой легендой оцарице Алкионе. Дочь Бога ветра Эола, супруга царя Кеика, царица Трахины, Алкиона тщетно пытается отговорить своего мужа от морского путешествия-паломничества к святилищу Аполлона Кларосского в Малую Азию. Кеик попадает в бурю и погибает вместе со всеми своими спутниками. Алкиона долгие месяцы ждёт своего мужа на берегу, к которому и выносит его труп. После этого Алкиона поднимается на утёс и бросается с него в море. Боги смилостивились над Алкионой и воды коснулось не женское тело, а маховые перья с крыла зимородка.

Алкиона (Алциона) и значит «зимородок». Эта птица несёт яйца и высиживает птенцов зимой, гнёзда строит на морском берегу.

В иконографических изображениях Алконост – птица с женским лицом и грудью, в отличие от Сирина имеет помимо крыльев пару человеческих рук. Пение её радостно, поскольку она обещает Рай. Пение Сирина, как указывают средневековые источники, щемяще, Сирин тоскует о потерянном Рае, просит о возвращении на небо.

В современной культуре Сирин и Алконост нерасторжимы, это устоявшиеся символы Горестного и Радостного Пения. Один из величайших русских прозаиков и поэтов Владимир Набоков свои ранние произведения подписывал именем «Сирин», подчёркивая мотив ностальгии в своих книгах. Имя «Алконост» носило Петербургское издательство в трудных для России 1918 – 1923 гг. «Алконост» печатал стихи поэтов-символистов «Серебряного века»: Александра Блока, Андрея Белого, Вячеслава Иванова, Анны Ахматовой, Максимильяна Волошина…

Изображение крылатых птиц в декоративно-прикладном искусстве сохраняет «охранную» функцию водяных дев. Эти две птицы сплавились в один образ, объединили свои качества. Птица-дева приносит радость тем, кто правильно относится к природе, потому подходит в качестве охранного знака земледельцам и садоводам, туристам, геологам, археологам, альпинистам, спелеологам, ландшафтным дизайнерам и фитодизайнерам. Для профессиональных музыкантов символ сомнительный, но если вы любите музицировать в узком кругу, то это Ваш знак.

 

Литература:

  1. Белова О.В. Славянский бестиарий. Словарь названий и символики. – М.: Индрик, 1999. – 320 с.
  2. Бой на Калиновом мосту: Русские героические сказки / Вступит.ст. Е.А. Исаева; подгот. текстов , послесл. и примеч. Ю.М. Медведева. – Л.: Лениздат, 1985. – 432 с. – (Б-ка народно-поэтического творчества).
  3. Матерь Лада. Божественное родословие славян. Языческий пантеон. – М.: Издательство Эксмо, 2003. – 432 с., илл. (Серия «Антология мудрости»).
  4. Мифологический бестиарий: от Алконоста до Ягила. Иллюстрированная энциклопедия фантастических существ, составленная по древним легендам, мифам и сказаниям народов всего мира. / Авт.-сост.: Н.Голь, Ф.Елоева, Д.Норин, Е.Стрельцова. – Калининград: Янтарный сказ, 1999. – 240 с., ил. – Б. ц.
  5. Мифологический словарь: Кн. для учителя / М.Н. Ботвинник, Б.М. Коган, М.Б. Рабинович, Б.П. Селецкий – 4-е изд., испр. и перераб. – М.: Просвещение, 1985. – 176 с., ил.
  6. Рансмайр К. Последний мир: Роман / Пер. с нем. Н. Фёдоровой. – М.: Изд-во «Эксмо»; СПб.: Валери СПД, 2003. – 256 с. (Серия «Магический реализм»)
  7. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. – М.: София, Гелиос, 2002. Издание второе, исправленное. – 592 с.
  8. Энциклопедия символов, знаков, эмблем / Авт.-сост. В. Андреева и др. – М.: ООО «Издательство Астрель»: МИФ: ООО «Издательство АСТ», 2002. – 556 с.: ил. – (ADMARGINEM)